взлом

Очерк истории русского движения в Галичине XIX-XX вв Н.М.ПАШАЕВА стр.68

A.И.Соболевского, проф. И.О.Пальмова и др. По ходатайству Галицко-русского благотворительного общества Министр внутренних дел разрешил сбор пожертвований по всей стране, а Священный Синод установил, что пожертвования будут собираться по воскресным дням во всех церквах Российской Империи [27, с.5-15]. К 1 мая 1914 г. голодающим было направлено более 100000 рублей.

Деятельность Общества носила, как и можно бьшо ожидать, антипольский и антиукраинофильский характер. Правда, глава русской делегации на Пражском славянском съезде 1908 г. граф Владимир Алексеевич Бобринский (1867 -1927) [100, Т.1, с.247 -248], сразу же включивший семерых делегатов из Карпатской Руси в состав русской единой делегации, после Будиловича - председатель Галицко-русского благотворительного общества, ехал на съезд в Прагу, по его же признанию, с надеждой на „польскб-русское примирение" [7, с.1]. При тогдашнем раскладе сил состояться оно не могло... На посту главы Общества

B.А.Бобринский развил бурную деятельность. И значи^ тельное место в ней занимали религиозные вопросы Галичины, прежде всего травля набиравшего в ней силу православия. Собственно, реально помочь гонимым православным в Галичине, равно как и в Буковине, и Закарпатье, Общество не могло. На заседаниях звучали слегка завуалированные призывы к русскому правительству о помощи братьям за кордоном. Так, архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий, будущий глава Карловацкой церкви), в своей речи воскликнул: „Мы не имеем права отнекиваться от родных братьев,... а должны громко на весь мир воскликнуть: „Братья-галичане, мы слышим ваши стоны и готовьтесь к часу возмездия" [26, с.7]. Заканчивая свою речь 25 марта 1913 г., В.А.Бобринский предложил собранию принять резолюцию, в которой говорилось бы: „Собрание выражает горячее пожелание, чтобы правительство русское во исполнение исторических заветов России нашло способы воздействия для прекращения бесчеловечных страданий православных..." [26, с.47]. На галицко-русском митинге 1 марта 1914 г., говоря о Маромарошском и Львовском политических процессах против карпато-русских деятелей член Общества И.В.Никаноров упомянул об ��тсутствии „той твердости русской политики, в результате чего оказалось возможным такое пренебрежительное отношение к русскому имени, какое видим теперь в указанных двух процессах" [27, с.31] и т.д. До начала Великой войны оставалось менее полугода, до „Великого Октября" - три с половиной.

В Москве в этот же период развертывается деятельность замечательного русского ученого, отца русского научного карпатоведения Федора Федоровича Аристова (1868 - 1932). С 1907 г., едва окончив 1-й Московский кадетский корпус, девятнадцатилетний Аристов начинает сбор материалов для монографического труда „Карпато-русские писатели". Под термином „писатели" подразумевались не только, а б.м. не столько создатели произведений художественной литературы, сколько, по формулировке Аристова, „выдающиеся деятели общерусской литературы в Карпатской Руси" [87, 3-я стр. обложки]. К началу 1 Мировой войны автором была проделана гигантская работа - закончено трехтомное исследование по неизданным источникам „Карпато-русские писатели". В нем представлены биографии „русских" деятелей Галичины и Закарпатья от Д.И.Зубрицкого до тогда здравствовавшего М.Ф.Глушкевича, написанные на основе писем, автобиографий, документов, с приложением уникальных портретов и обширной библиографии работ каждого деятеля и материалов о нем. Параллельно автор готовил серию публикаций сочинений самих галицко-русских „писателей", а ныне мы бы скорее назвали „деятелей" под названием „Библиотека карпато-русских писателей". Огромный материал, на базе которого был проделан этот гигантский труд, составил фонды подготовлявшегося к открытию, но еще не открытого для широкой публики, „Карпато-Русского музея Ф.Ф.Аристова". Когда грянула война, Аристов ушел на фронт. На трех страницах обложки известной нам книжки Мончаловского и Маркова мы находим информацию об уже вышедших к 1915 году и печатающихся книгах, которые можно приобрести в Москве на Тверской в прогрессивном издательстве А.С.Дзюбенко, а в Петрограде - в Галицко-русском обществе. Результаты трудов Аристова постигла трагическая участь - „Карпато-русские писатели" были уже набраны, но вышел в свет только первый том, два других оказались в гранках и теперь сохраняются лишь в архиве Т.Ф.Ариетовой. Вышло лишь несколько книг „Библиотеки", а богатейшие материалы Музея, сданные Ф.Ф.Аристовым в ящиках на хранение, во время войны пропали бесследно. Несмотря на это мы можем с уверенностью сказать, что в карпатоведении Аристов представляет из себя уникальную фигуру русского ученого-историка, сумевшего оставить фундаментальные труды по отечествоведению, показать ту часть великой Руси, о которой бьшо написано так мало серьезного, причем полностью избежать политических выпадов и сиюминутных выводов. Доныне „Карпато-русские писатели" т.1 [2] - необходимое пособие для каждого серьезного карпатоведа, а имя Ф.Ф.Аристова свято для русских галичан.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика