взлом

Общее библиотековедение (Карташов Н.С) стр.17

Парадоксальность ситуации заключается в том, что все перечисленные концепции до известной степени верны, ибо отражают те или другие стороны библиотечного дела. И в то же время ни одна из них, кроме предпоследней, не может претендовать на истинное определение сущности библиотечного дела. Их слабость, помимо прочего, заключается в односторонности и неполноте теоретического воспроизведения библиотечного дела. К выработке правильного понимания объекта библиотековедения рациональнее приступать с комплексных позиций системно-деятельностного подхода. Ведь библиотечное дело представляет собой одну из типичных форм человеческой деятельности. Поэтому в нем можно выделить, по меньшей мере, три основополагающих составных элемента: 1) предмет труда, 2) субъект труда, 3) посредник труда.

При решении вопроса о том, что представляет собой предмет труда, особую привлекательность имеют определения объекта, сформулированные в эпистемологическом духе. Они делают упор на то, что предметом труда в библиотечном деле являются документированные знания. Однако такой подход по ряду причин не исчерпывает суть дела.

Во-первых, строго говоря, со знанием как таковым оперирует не библиотечное дело, а соответствующие науки, которые обеспечивают его возникновение, изменение, развитие и т.д. Само же библиотековедение, если и имеет дело со знанием как таковым, то только в пределах собственного предмета, со знанием, генерируемым в рамках собственно библиотековедения, т.е. с библиотековедческим знанием. Что же касается документированного знания или знания вообще, то в библиотечном деле оно выступает как объект сбора, организации, классификации, хранения, обслуживания, потребления. Это не развитие, не приращение знания, а его оформление, организация использования в соответствии с принятой в библиотечном деле технологией и т. д. Уже поэтому в чистом виде привлекательная эпистемологическая идея, придающая библиотековедению прсстижн) й имидж знаниевой структуры, не может быть принята.

Во-вторых, напом��им, что под знанием обычно понимается научное знание, т. е. проверенный практикой результат познания действительности, верное отражение ее в мышлении человека, отражение объективных характеристик действительности в его сознании, совокупность сведений, познаний в какой-либо отрасли и т.д. Принятие мнения о том, что документированное знание в этом смысле является важнейшей составляющей (предметом труда) объекта библиотековедения, повлекло бы за собой довольно сложные для библиотечной теории и практики последствия. Ведь очень многие библиотеки, если не большинство, работают со знанием, которое Далеко не всегда может быть квалифицировано как научное. Нередко 27

оно носит открыто ненаучный, а иногда и антинаучный характер. Многие библиотеки по своему статусу даже обязаны иметь дело с ненаучным знанием. Таково знание, создаваемое в процессе художественного освоения мира (искусство, художественная литература, музыка), религиозное и т. д.

Ориентация на эпистемологическую концепцию означала бы исключение из структуры библиотечного дела детских, юношеских библиотек, библиотек по искусству, религиозных и других, так как они полностью или частично оперируют со знанием, которое не может рассматриваться как строго научное. Итак, несмотря на наличие рационального зерна, эпистемологический подход недостаточно эффективен, чтобы его можно было использовать в целях теоретического воспроизведения первого элемента трехзвенного объекта библиотековедения. Единственно правильный выход из ситуации предоставляет информационная концепция. Ее достоинство заключается в том, что, не отвергая важного места научного знания в структуре объекта библиотековедения, она полностью снимает ограничения эпистемологического подхода. Понятие информации, трактуемое как данные, сведения, сообщения, нейтрализует или полностью элиминирует ограничивающее действие дихотомии " наука — не наука" в библиотековедении. Оно более емко, чем понятие "знание" в указанном выше смысле, и позволяет включать в него и данные, которые не носят научного характера. Информация может быть научной, а может быть и ненаучной, и антинаучной. Следовательно, не знание, а информация составляет существо первого элемента триады, образующей объект библиотековедения. Он накрепко "привязан" к информационной области общественного бытия, и в этом смысле " информационна" и сама библиотечная наука. Данное утверждение не означает отказа от "эпистемологичности" библиотековедения и не отрицает тесную связь ее с публикацией как разновидностью документа. Положение о фундаментальной роли информации в системном объекте библиотековедения должно быть дополнено некоторыми существенными уточнениями. В большинстве существующих определений объекта библиотековедения фигурируют словосочетания " документированные знания", " произведения печати" и т. п. Действительно, информация, будучи идеальным явлением, не может существовать в пространстве и во времени, не может использоваться обществом, если она так или иначе не записана на том или другом носителе. Во всяком случае, человек может ее использовать только тогда, когда она имеет доступную для его восприятия материальную форму. В библиотечном деле эта форма традиционно называется документом.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒

грузовой подъемник Москва


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика