взлом

Культура киевской руси(В.Д. Греков) стр.25

И нужно прямо сказать, что во время сравнительно малого распространения письменности значение поэта как историка было гораздо выше, чем впоследствии, и от безграмотного поэта-историка требовалось даже несравненно больше таланта, чем от грамотных фиксаторов отдельных фактов. Понятно, почему последним не приходилось обращаться к музам: ведь Зевс посылал только „людям высокого духа по воле своей вдохновенье". А протокольную запись мог вести и человек, лишенный всяких дарований.

Чтобы не вызвать упрека в бездоказательности, привожу тут отрывок из Франкской амандской1 летописи.

687. Война Пипина!в Тестри, где он победил франков.

688, 689, 690... 701 (пустые).

702. Смерть короля Гильдеберга,

Елизавета Ярославна, дочь Ярослава, с 1015 г. жена норвежского короля Гаральда Гардграва. Фреска св, Софии Киевской

703-707 (пустые).

708. Умер Дрогон весной.

709. Выступил Пипин в Швабию против Вилария.

710. Опять ходил Пипин в Швабию против Вилария и т. д.

Подобные этим записи велись и у нас на Руси задолго до составления первого обобщающего труда по истории Русской земли. Этого требовал княжеский двор, центр, откуда расходились нити княжеского управления Русской землей и где решались и осуществлялись вопросы внутренней и международной политики.

Давно уже в нашей специальной по истории летописания литературе установилось положение, что краткие заметки о крупных событиях делались отрывочно, без установления связи между ними. Факты эти регистрировались и хранились в княжеской канцелярии, подобно тому как хранились там же государственные документы, постоянно необходимые для выполнения задач текущей политики.

Трудно установить, когда началась эта практика. Можно лишь с уверенностью сказать, что она утвердилась с того времени, когда окрепла государственная власть в крупных политических центрах и особенно когда Киев стал столицей большого Русского государства, т. е. со второй половины IX в.

По мере расширения международных связей Руси, по мере усложнения аппарата и техники управления страной необходимость точно фиксировать политические события должна была делаться все более и более настоятельной. Для облегчения этих записей существовали как на Западе, так и у нас, особые календарные таблицы, где под соответствующими годами и отмечались нужные факты. Есть все основания думать, что каждый новый киевский князь заводил свои собственные записи.

В „Повести временных лет", кажется, есть ясные намеки на это обстоятельство. Под годом 915, например, записано: „Приидоша печенези первое на Русскую землю". Под годом 968 повторяется та же фраза. Выходит, что печенега впервые появлялись на Руси дважды. И. И. Срезневский, как мне кажется, совершенно правильно объясняет это тем, что тут мы имеем самостоятельные записи двух моментов жизни Руси: один княжеский чиновник писал при Игоре, другой — независимо от первого, спустя 53 года и очевидно, не справившись в записях своего предшественника. Первое появление печенегов не произвело на русских людей такого впечатления, чтобы оно могло надолго остаться в народной памяти. В 915 г, пришли печенеги, „сотвориша мир с Игорем" и проследовали к Дунаю. Второе появление в 968 г. было очень серьезным событием, грозившим уничтожить большой успех Святослава в Болгарии. Святослав тогда нанес печенегам очень чувствительный удар.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика