взлом

Культура киевской руси(В.Д. Греков) стр.11

Это ясно говорит о сравнительно высоко развитых общественных отношениях Руси, конечно, и до X вв., о земледельческом народе, распространившем земледельческую культуру среди соседних народов, кочевых и полукочевых.

При этих условиях делается логически неизбежным и образование первых известных нам политических объединений—союз дулебов в Прикарпатье (конец VI в.), Славия, Куявия и Артания, более ранние, чем держава Рюриковичей, политические образования, упоминаемые арабскими писателями, что в совокупности разъясняет нам и вопрос об образовании Русского государства и загадку высокой культуры Киевской Руси.

Не только Шлецер в. XVIII в. останавливался в недоумении перед проблемой культуры древней Руси, но и значительно более ранние наблюдатели жизни славян. Не кто иной, как знаменитый Тацит, знаток истории Рдма и народов, с ним так или иначе соприкасавшихся, сначала было заколебался, куда ему отнести славян (венедов) — к более отсталым сарматам или к народам, достигшим уже некоторого заметного культурного уровня. Но это был только момент. Когда он ближе присмотрелся к славянам, то перестал колебаться и отнес их к европейским оседлым народам. „Они,— говорит Тацит,— и дома строят, и щиты носят, и сражаются пешими („...et domos fingunt et scuta gestant et pedum usu ac pernicitate gaudent"). Все это совершенно отлично от сарматов, живущих в кибитке и на лошади"3,

ЭВОЛЮЦИЯ СЛАВЯНО-РУССКОЙ ЯЗЫЧЕСКОЙ РЕЛИГИИ

Гораздо труднее проникнуть в сердце и мозг славянина столь далекой от нас поры. В этой области мы располагаем значительно более скромным по количеству и убедительности материалом.

Конечно, погребальные обычаи, например, вскрытые археологами, говорят о многом; есть отдельные заметки византийцев о духовной культуре славян, наконец, в нашем распоряжении пережитки, как проникшие в более позднюю русскую письменность, так и оставшиеся бытовать в сказках, песнях, былинах, обычаях.

Прокопий Кесарийский много интересного рассказывает о религиозных представлениях антов. „Они считают,—пишет он,—что один только бог, творец молний, является владыкой над всем, и ему приносят в жертву быков и сове��шают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещания, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу, и, избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценою этой жертвы. Они почитают и реки, и нимф, и всяких других демонов, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят гадания".

Трудно согласиться с уверенностью Прокопия, что он „достаточно" сказал о религии и быте антов и славян („Считаю достаточным сказанное об этом народе"). Сказано тут немного и, повидимому, не совсем точно. Однако достойно внимания^ что христианин Прокопий, не могший, конечно, сочувственно отнестись к языческой религии, в данном случае ее и не осмеял и не хулил.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика