взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.99

Вошедшая в поговорку лень Обломова рассматривается обычно лишь отрицательной чертой русского характера, сформировавшегося под влиянием паразитических устоев крепост-лической системы. Однако обломовщина как отражение определенного способа бытия российского общества явление, несомненно, более многоплановое и несводимое к чисто психологическому феномену. В ней помимо всего прочего заключена еще я нравственная и гражданская позиция, критическое значение которой в условиях полного поглощения личностных прав служилым государством часто могло проявляться лишь отрицательно— в абсолютном «ничегонеделании». Это закономерная (в пределе) реакция человека, чьи' установки лишают смысла любую деятельность вообще, в том числе и частнопредпринимательскую, рождают ощущение неправоты всей частной жизни, если она не сливается с делом для других и направлена исключительно на улучшение собственного существования личности [ср. Пришвин 1969, с. 234]. Именно здесь, на уровне глубинных поведенческих установок, обломовщина обнаруживает свое родство с «классическим» типом активного нигилизма и, несмотря на все их внешнее противостояние друг другу, оказывается в известном смысле его предтечей.

Другой, не менее парадоксальный вариант неявного нигилизма представлен стилем поведения, связанным с именем Аксаковых. На первый взгляд может показаться, что в их семейном кругу просто консервируется стародавний, патриархальный помещичий быт, исключающий по определению какую бы то ни было возможность поведенческих новаций. Дело, однако, заключается в том, что в новых условиях, характеризовавшихся постепенным нарастанием экспансии чиновного государства в частную жизнь, изменилось функциональное значение са*«» этого быта. Семейные отношения, дружеские привязанное» размеренный уклад деревенской жизни, природа — все это составило теперь тот мир, куда сознательно и произвольно мохш было уйти от лжи, «внешней деятельности», «своекорыстие хлопот, бесполезных, хотя и добросовестных мыслей, забот ж попечений», от «презрительной ��едоверчивости к собственна силам»3. В этом преобразованном произвольностью субъектв-ном пространстве даже такие нейтральные элементы помеши»-его быта, как ужение рыбы или ружейная охота, превращалась в род своеобразного эскапизма. Уходя «в царство рыб и куликов», С. Т. Аксаков погружался «в мир спокойствия, свободы», и это, разумеется, уже было не просто бытовым фактов или его поэтическим преломлением, а выражением вполне о«-ределенной, неприятельской по отношению к власти гражданской позиции. «Читалась» же последняя чиновным государством с удивительной проницательностью4. Правда, столь же проницательной была реакция и другого «читателя» — жаждавшего эмансипации образованного общества. Стремление личности к независимости, пусть даже и в такой «консервативной» форме, получило у него полное признание.

Успех аксаковских воспоминаний, а тем более очень специальных, рассчитанных на довольно узкий круг читателе* «Записок об ужении рыбы» или «Записок ружейного охотника», объясняется не только их литературными достоинствами, но ае в последнюю очередь еще и тем, что сами установки автора» в скрытой форме содержавшие в себе отрицание современно* действительности, не могли не оказаться созвучными стремление всего российского образованного общества к избавлению от попечительства служилого государства.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика