взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.91

Естественно, что такое слово являлось по сути своей монологичным, довлеющим себе и своему творцу; оно могло лишь механически сооолагаться с «чужой» речью, но не в состоянии было служить средством ее отображения и средством познания ее носителя. Неудивительно поэтому, что при разработке «чухой», крестьянской темы рефлексирующее сознание Радищева постоянно сбивается, выписывая траекторию, начальной и конечной точкой которой является его же собственное душевное состояние; и в самом крестьянине он закономерно обнаруживает лишь родственного себе «естественного человека», т. е. в конечном счете свою собственную духовную проекцию. Соответственно вопрос о понимании народной точки зрения в качестве самостоятельной и особой перед Радищевым не возникает и, собственно говоря, при наличии данной сентиментально-моноло-тической установки возникнуть просто не может.

И все же, несмотря на это, мы вправе утверждать, что именно сентиментализм, впервые поставив проблему личности «не как особи рода homo sapiens, а как конкретного субъективного единства» {Гуковский 1938, с. 267], сделал возможным обращение культуры к народной теме, точно так же как он сделал возможным принципиально новый подход к теме природы или частного быта, раскрываемые им аналогичным образом — через описание спроецированных вовне психологических состояний личности [см. подробнее: Гуковский 1938, с. 220—221]. Сентиментализм резко расширял в сравнении с классицизмом значимое для культуры тематическое пространство, снимая его былую неоднородность в индивидуальном личностном переживании.

И природа, и быт, и народ в равной мере могли находить в этом переживании свое внутреннее соответствие и, следовательно, в равной мере становились потенциальными объектами однородного с точки зрения стиля описания.

Субъективный мир личности замыкался теперь не на общих и абсолютных схемах «разума», очищенного от «страстей» и индивидуальных человеческих влечений, а непосредственно на эмпирическом «чувствительном» начале, игравшем ведущую моти-вационкую роль в структуре «теоретической» деятельности сентименталиста. Подобная мотивационная направленность приводила к тому, что освоение внеположенной реальности оказывалось для него актуальным лишь в той степени, в какой она позволяла личности смотреться в нее3. Воспроизводимая культурой познавательная ситуация становилась чреватой позицией «чувствительного» и эгоцентричного «наблюдателя», для которого эта реальность строилась по законам личного переживания и, в свою очередь, сама переживалась им как зеркало его же собственной души4. Разумеется, разные авторы могли «смотреться» в разные «зеркала» реальности, что, собственно говоря, и обусловливало возможность формирования в пределах единой по своей структуре сентименталистской установки альтернативных идейных и гражданских позиций. Однако главный для нас вывод должен состоять все же в другом: сохраняя себе верность, сентименталистская личность не могла не «смотреться» в эту реальность, не могла ввести в свой принципиально монологический мир «чужую» точку зрения и непосредственно вступить с ней вдиалогнческиеотношения.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика