взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.81

Дело в том, что прогностика подразумевала в данном случае не просто предвидение событий, какими бы важными они ни были сами по себе, а вынесение суждений о судьбе полиса, в котором в соответствии с фундаментальными установками греческого сознания только и могла реализоваться истинная природа человека. «Для Фукидида,— пишет Ф. Шатле в монографии, специально посвященной проблеме формирования в античной Греции исторического мышления,— событие становится фактом истории лишь постольку, поскольку оно вписывается в рамки проявления политической воли, поскольку оно сопри-частно той силе, которая приводит в действие государства. Политика является как бы средостением простой индивидуальной или коллективной воли и исторического деяния. Греческий город как динамическое целое содержит в себе сущностное начало, в котором и посредством которого реализуется предназначение человеческой природы» [Шатле 1974, т. 1, с. 270].

Глубина и многогранность исследования Ф. Шатле избавляет нас от .необходимости рассматривать конкретную историю становления исторического знания древней Греции. Более важным представляется здесь его конечный вывод об определяющей роли «политизации» познавательных установок древнегреческой личности в конституировании объекта исторического познания. Согласно Шатле (1974, т. 2, с. 329), если переживание прошлого и перерастало в древнегреческой культуре в идею истории, то только потому, что восприятие настоящего определялось здесь политическими установками. Иными словами, кардинальная особенность исторического опыта Греции состояла в том, что его субъект входил в опыт как «существо полисное», для которого прошлое могло выступить в качестве предмета анализа лишь в той мере, в какой оно за сложными переплетениями политических, военных и дипломатических событий позволяло видеть в настоящем будущую судьбу полиса. Разумеется, понимание истории не было величиной постоянной и на разных этапах развития полисного сообщества могло подвергаться значительным трансформациям4. Однако при всех внешни�� изменениях, при всех возможных здесь вариациях историческая идея, как показал Шатле, неизменно оставалась функцией закрепленного культурой полисного способа мировосприятия и мироощущения.

Итак, анализ содержательных особенностей древнегреческой эпистемы убеждает нас в том, что в ее структуре центральное, системообразующее значение приобрело понятие полиса. В самых различных областях интеллектуального знания античной Греции общее устремление познавательного опыта было, в сущности, задано полисной ориентацией господствовавших в обществе личностно-мотивационных установок. Установки эти первоначально складывались в процессе категоризации гражданского способа поведения. Но далее, по мере превращения полисной реальности в важнейший в иерархическом отношении объект описания культуры, в последней происходило нарастание своеобразного инерционного момента. Закрепляясь на уровне индивидуального сознания личности, полисные установки начинали оказывать глубокое формирующее воздействие на весь познавательный опыт древнегреческой культуры в целом, безотносительно к объекту анализа. И только в результате этого культура в конце концов смогла приобрести свою законченную содержательную определенность, обеспечив, таким образом, необходимый для ее субъекта ценностно-психологический континуум, непротиворечивое и однородное переживание субъектом как внешнего мира, так и внутреннего мира его собственного «Я».


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика