взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.80

В частности, для Платона, продолжавшего в данном отношении сократовскую традицию, именно «политика» н являлась таким выражением всеобъемлющего онтологического и теорети-

знания [ср. Йегер 1957, с. 54]. Современные исследова-иософы приходят порой в смущение, обнаруживая у >собенно в «Законах») различного рода несообразности нворечия в якобы созданной им «системе объективного $.ма». Но все это представляется чистейшей исследова-шаьской аберрацией, проистекающей из кардинального игнорирования того живого культурно-исторического контекста, в ко-юсоч происходило действительное становление философского жания дервней Греции. Платон вовсе не стремился к созданию ¦алобной «системы». Философия как особый вид теоретической жжтельности приобретала для него исключительное значение и евысл лишь постольку, поскольку она посредством доступного а категориального анализа этических понятий, посредством по-эвания существа истинной добродетели (арете) и соответствую-жпс ей законов могла оказать реальное терапевтическое воздействие на душу человека и на государство. Чуть позже Аристотель внесет определенные коррективы в сократовскую тради-шо, проведя четкое разграничение между философией теоретической и практической. Однако и для него, несмотря на все аодвнжки в понимании добродетели, «политика» останется эеотъемлемой частью философской науки [см. подробнее: Йегер 1957].

Касаясь причин появления медицинских сопоставлений и аналогий, нам остается только сказать, что та естественность, с которой они постоянно вплетались в рассуждения философов Елассической античности, являлась прямым следствием этой аовой, «политической» направленности философского опыта. Дело в данном случае объясняется тем, что еще задолго до Со-Ерата политическая тематика, образовывавшая семантическое *дро древнегреческой культуры, прочно связалась с представлениями медико-биологического характера2. Предрасположенность к проведению аналогии между жизнью индивида и государства, между piles и itoXtxela соответственно, являлась, по н��блюдению Т. Синклера (1951, с. 146), общим достоянием политической мысли античной Греции3. Но поскольку философия, как и вся культура в целом, начала обнаруживать явную тенденцию к своеобразной политизации своих познавательных установок, естественная для политической мысли «терапевтическая» аналогия закономерно становилась существенным элементом самой философской традиции от Сократа и до Аристотеля включительно.

В связи с контаминацией политики и медицины заслуживает несомненного внимания глубинное воздействие последней на становление не только философского, но и исторического опыта в древней Греции. В литературе уже неоднократно отмечалось влияние гиппократовской школы на Фукидида, во многом определившее целый ряд наиболее существенных особенностей его метода. По мнению Дж. Финли [1966, с. 76—77], стремление к точности наблюдений, к строгой хронологической последовательности в фиксации событий проистекало из общей прогностической ориентации исторического анализа Фукидида, прямо следовавшего в этом отношении методике Гиппократа и лишь приложившего ее к «телу» политики. Финли, правда, не связывает непосредственно фукидидовскую прогностику с содержательными особенностями исторического опыта античности, с его конкретным предметным наполнением. Но именно это обстоятельство представляется здесь наиболее существенным.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика