взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.73

Трагедия, по Вернану, маркирует важнейший этап в развитии внутреннего вербализуемого мира человека. В этой связи для него представляется совершенно не случайным, что ее вроде бы внезапное возникновение в конце VI в. соотносится с первыми и поначалу еще не вполне последовательными попытками в области права провести разграничительную черту между двумя видами преступлений, намеренными и ненамеренными. Воссоздавая общий для этих явлений культурно-психологи-ческий контекст, Вернан (1981, с. 73) пишет: «В Афинах V в. индивид утверждается в своей особенности как субъект права; намерение действующего лица признается фундаментальным, элементом ответственности; благодаря участию в политической жизни, где решения принимаются во время открытых дебатов, позитивных и светских по своему характеру, каждый гражданин начинает переживать себя ответственным за ведение дел, определяющим в какой-то мере направление развития событий посредством своих суждений и рефлексии».

Используя нашу терминологию, можно, видимо, сказать, что становление индивида субъектом гражданских отношений с психологической стороны стало совпадать с процессом овладения им своим собственным поведением, с вербальной экспликацией Принципиально возможного поля решений поведенческих задач. С этой точки зрения трагедия являлась лишь частным проявлением более общей тенденции древнегреческой культуры к последовательной «проблематизации» социальной реальности по-лпса, проявлением того, что Т. Гомперц называл «сознательной техникой жизни», при которой дорефлексивный опыт постепенно уступает место эксплицитным правилам поведения, а вся деятельность человека, от приготовления пищи до изготовления предметов искусства, от досуга и до ведения войны, подвергается в специальной литературе регулированию и сведению к принципам [ср. Гомперц 1911, с. 331].

Методологически представляется крайне важным, что Ж.-П. Вернан решительно порывает с совершенно бесперспективной на сегодняшний день традицией усматривать в трагедии (как, впрочем, и в любом другом литературном, да и не только литературном жанре) лишь внешнее свидетельство автономно развивающегося человеческого духа. В то же время трагедия для него есть не просто отражение некоторой полисной реальности (объективной или субъективной), а одна из сфер социальной деятельности, где происходит становление этой реальности, где она превращается из предлежащей субъекту данности в предмет анализа, поднимаясь в результате этого до уровня требующей своего осмысления проблемы [ср. Вернан 1981, с. 22]. В конечном счете речь в данном случае должна идти о том, что полисная реальность просто не могла существовать, не ставя себя одновременно под сомнение, не реализуясь в идеальном плане в некотором множестве альтернативных поведенческих решений. Ее «проблематизация» составляла саму сущность полисного способа поведения человека, и трагедия наряду с другими видами текстовой деятельности формировала в культуре необходимые для этого ауторефлексивные структуры, благодаря которым индивид только и мог превратиться в подлинного гражданина полиса.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒

Ремонт Ниссан ад


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика