взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.66

«Скопец не может насладиться землей, не радуется скопец имуществу, не заводятся в доме у скопца сыновья, как в болоте— рыбы.

Кшатрий без данды не кшатрии, без данды ,не может вкусить благополучия. Не могут быть счастливы подданные, о Бха-рата, у царя без данды»47.

Развертывание мотивировки в данном случае идет через соотнесение скопца, неспособного «насладиться» землей, с кшатрием, который лишен данды и вследствие этого не способен стать праведным царем, владыкой земли. Охрана подданных (или, что то же, земли), символом чего является данда, явно соотносится с актом порождения. Таким образом, трактовка нового политического понятия подчиняется здесь прежней образной логике царя как «мужа земли».

Следует, однако, признать, что для политических разделов дхармических сочинений значительно более характерны другие образы — прежде всего «проливания дождя» и «выращивания»,— в которых деятельность царя находила свою этическую оценку.

Рассматривая первый из «их, Я. Гонда {1975,т. IV.c.482] пришел к выводу, что царь в древней Индии был озабочен не столько решением управленческих задач, сколько вызыванием дождя. Между тем анализ соответствующих мест свидетельствует о неправомерности такого противопоставления. В подавляющем большинстве случаев царь дхармических текстов выступает как «податель дождя» (или сопоставляется с таковым) не в связи с совершением им магических обрядов, а непосредственно решая конкретные политические задачи, непосредственно участвуя в государственном управлении. Он «вызывает дождь» уже тем, что защищает подданных, правильно собирает налоги и распределяет поступления среди населения, почитает брахманов51 и в целом ведет себя в соответствии с дхармой52.

Как «податель дождя» царь естественно (и опять-таки по содержанию образа) оказывается связанным с процессами роста на земле. От него зависит произрастание посевов и подданных53, их имущества54, дхармы56 и т. п. Появление всех этих метафор при описании государственной деятельности правителя было совершенно естественным для сознания, в которым образы земли и человека оказывались где-то рядом или даже отчасти пересекались. Эта смежность по образу и приводила к тому, что отношение царя к своим подданным (политика), будучи предметом этической оценки, совпадало в плане выражения с его отношением к земле. Таким образом, этическая тема праведного правления развертывалась в шастрах по логике образа магического царя — «подателя дождя». Однако содержание этого образа заключалось уже не в магии (или по крайней мере не только в ней), а в положительной этической оценке деятельности царя, следующего предписанием дхармашастр.

Итак, анализ оценок и мотивировок, предлагаемых составителями дхармашастр в связи с основными темами дхармических сочинений: вкушение, очищение, санскары, царская практика,— свидетельствует о том, что центральным понятием, определявшнм этический модус восприятия (и соответственно описания)» человеческой жизни, являлось понятие жертвоприношения. Как указывалось выше, «жертвоприношение» все в большей степени наполняясь со времени упанишад этическим значением, вместе с тем сохраняло свои старые образные связи. Вследствие этого прежняя онтологическая картина магического миропорядка, нашедшая отражение в описаниях превращений жертвы в текстах брахман, стала основой этических построений всей последующей ведийской литературной традиции.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика