взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.65

Говоря об образно-понятийном контексте дхармашастр, нельзя не остановиться еще на одном круге образов, в котором жизнь человека находила свою наиболее обобщенную этическую оценку. Речь идет о растительной метафорике, игравшей в дхармических сочинениях важную роль.

Наиболее концентрированное выражение растительная метафорика нашла в уже упоминавшейся выше артхаваде, предлагаемой Апастамбой в конце раздела, посвященного описанию одной из главных санскар — свадьбы (11.2.2—5): «При исполнении (членом) каждой варны своей дхармы — высшее, неизмеримое счастье. Потом, при возвращении (на землю), человек посредством остатка плода деяний достигает рождения в (достойной) •семье, красоту, (приятный) цвет, силу, мудрость, проницательность, богатство (и вновь) исполнение дхармы. После этого он счастливо вращается между двумя мирами, подобно колесу. Рост плода (у него), так же как у семени трав и деревьев, зависит от качеств поля и его обработки»43. Разъясняя смысл последнего сравнения, комментатор Харадатта пишет: «Как у семени трав, начиная с риса, и деревьев, начиная с манго, рост плода зависит от качеств (самого) поля и его приготовлений (санс-кара)...,—так же следует рассуждать и в случае человека, чьими приготовлениями являются гарбхадхана и пр.»44. Если воспользоваться последним советом Харадатты и «порассуждать» о семантике предлагаемого Апастамбой сравнения, то в не?! обнаруживается целый ряд сопоставлений, в той или иной степени характерных для всей дхармической традиции в целом: плод деяний — реальный плод, остаток плода — семя (зерно), человек — поле, деяния человека — различные виды обработки (санскары) поля. Благодаря этим опосредованиям жизнь человека представляется как выращивание плода на себе самом, а его деяния — как прнуготовления тела-поля к посеву, в котором роль зерна играет остаток плода.

Здесь идея добродетельной жизни прямо увязывается с образом плодоносящей земли. Образы плодородия становятся носителями этической оценки жизни индивида. Однако не только его. С этими же образами увязывалась также идея дхармично-го общества в целом и соответственно идея праведного управления страной. Именно это и обусловливало чрезвычайную

Едуктивность метафор плодородного круга в артхавадах, свя-ных с царской тематикой.

Царь издревле занимал в Индии вполне определенную пози-_ню в связи со взаимоотношением двух миров: он «податель дождя» «муж земли» (бхупати, притхивипати и т. п.) и в этом своем качестве ответствен за ее плодородие. Поскольку же образы плодородия наполнялись этическим содержанием, постольку отношение царя к земле все больше превращалось в ¦ростую метафору политики, содержащую, однако, этическую оценку его деятельности по отношению к подданным. Теперь любое дхармичное деяние правителя, содействующее выполнению подданных своих дхарм (а следовательно, и выращиванию ими благих «плодов»), совпадало по образу с актом, содействующим плодородию земли.

В этом отношении особенно примечательной оказывается метафорика, связанная с одним из центральных понятий древнеиндийской науки управления — дандой46. В момент своего становления в качестве политического термина данное понятие, несомненно, соотносилось с образом жезла как орудия наказания или защиты. Тем более показательно, что в оценочных суждениях дхармических текстов отмечаются случаи наполнения его новой (сексуальной) образностью:


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика