взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.55

Дело в том, что иногда тексты брахман отступают от обычного для них нейтрального способа изложения и переходят к повествованию «в лицах», воссоздавая картину так называемых brahmodya, «диспутов о природе брахмана», протекавших в вопросно-ответной форме, часто близкой загадке, и имевших своим основным предметом экспликацию ритуально-космических соответствий, bandhu. В качестве необходимого и строго регламентированного действия эти «диспуты» входили в состав некоторых церемоний торжественного ритуала жертвоприношения. Однако, судя по текстам брахман, наряду с ритуализован-ной формой существовали и такие brahmodya, которые не были объединены с ритуалом общим ситуационным контекстом, но которые в то же время преследовали все ту же цель — раскрытие символических эквиваленций, объясняющих смысл ритуальных действий. Принимая во внимание очевидную преемственность между тематикой brahmodya и содержанием брахман, мы, видимо, не будем слишком далеки от истины, если предположим, что в древней Индии подобные диспуты образовывали действительную сферу функционирования брахманических текстов, а в генетическом отношении являли собой исходный пункт развития «теоретической» текстовой деятельности, направленной на описание и толкование шраута-ритуала. Это предположение, которое, с нашей точки зрения, выглядит более чем вероятным, проясняет отчасти картину возникновения и семантического развития термина brahmana. Ключевым моментом здесь может, по-видимому, стать то обстоятельство, что его исходная в этимологическом плане форма — brahman (п.) —уже в ряде гимнов Ригведы обнаруживает определенные смысловые связи с энигматической текстовой деятельностью, аналогичной более поздним

16 В частности, С. Шаер говорил об их синонимичности [1925, с. 278—279"],. а Г. Ольденберг несколько ранее указывал, что содержание брахман совпадает по своей сути с экспликацией bandhu [1919, с. 4; ср. Кейт 1925, с 442; Гонда 1975, с. 340].

brahmodya. Но если согласиться с тем, что концепция brahman уже на раннем этапе своего развития начинала ассоциироваться с темой загадки о bandhu, закрепление за текстами-ответа-ми, являющимися продуктами этой энигматической деятельности, наименования brahmana (доел, «нечто, относящееся к brahman») представляется вполне закономерным. Вместе с этим становится понятным и то, каким образом совершался переход от собирательного значения brahmana как совокупности «текстов-ответов» к его терминологическому значению, прослеживаемому по техническим оборотам. Поскольку брахманические тексты несли в себе положительное решение загадки, поскольку они являлись искомыми ответами на нее, нейтральное собирательное значение brahmaija неизбежно, причем с самого начала оно должно было контаминировать с идеей объяснения, смысла и т. п. и соответственно превращаться в одно из рефлексивных понятий, в которых составители текстов мыслили цели и задачи своей деятельности.

Итак, проведенный анализ, несмотря на весь предварительный его характер, показывает, что вопреки утверждению В. С. Семенцова брахманические тексты являются не изложением некоторой медитативной процедуры, а объяснением «тайного», «скрытого» смысла ритуала. Объяснения эти, как мы уже говорили выше, нельзя рассматривать в качестве тривиальной по отношению к культуре операцией. Вопрос о смысле ритуального действа мог возникнуть лишь за пределами самого ритуала, в рамках надстраивавшейся над ним текстовой деятельности. И то, что ее субъекту представлялось раскрытием «тайного», но исконно «сокрытого» в нем, на деле оказывалось порождением типологически нового знания, которое до этого момента именно как знание, оторванное от ситуационного контекста, просто не было представлено в культуре. Ряд понятий — и среди них в первую очередь такие «технические» термины, как «брахмана» и .«бандху»,— начинали работать уже не по линии своей соотнесенности с предметным миром (в данном случае — с миром жертвоприношения), а как подлинные концепты, выражающие отношения между мыслями об этом мире, между словами и высказываниями текста по поводу жертвенной практики.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика