взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.36

Качественная разница между конкретным, нагл я дно-действенным способом группировки и абстрактным, понятийным проступает здесь достаточно явно. Дело, однако, осложняется тем, что иногда традиционные испытуемые строят и такие классификации, которые по своему внешнему виду очень походят на понятийные, и расхождение обнаруживается только в том, что в отличие от членов контрольной группы эти испытуемые не способны дать категориального обоснования ими же созданной группы предметов [Тульвисте 1976, с. 96; Коул, Скрибнер 1977, с. 150]. Это обстоятельство лишает эксперимент его очевидной однозначности и требует проведения более глубокого, динамического анализа, в рамках которого единую по принципу каузальную трактовку получило бы как общее, типологическое различие между конкретным и абстрактным способами группировок, так и частные отклонения, наблюдающиеся в классификациях традиционных испытуемых. Обратимся в этой связи к структурам психологических «полей», складывающиеся у испытуемых в ходе решения экспериментальной задачи.

В контрольной группе задача с самого начала противостоит субъекту как нечто далное и обособленное, с самостоятельным, объективным и закрепленным культурой через соответствующие понятия смысловым «полем», обладающим достаточным побудительным значением «решать». В связи с этой задачей у субъекта формируется во время опыта личностный мотив (обычно — «чтобы испытать самого себя»), который, однако, входит не в смысловое «поле» задачи, а в ситуационное «поле» эксперимента. В результате складывается положение, когда отношения между «полями» становятся строго дифференцированными: в одном субъект решает задачу, в другом — испытывает свою сообразительность. Но подобное раздвоение означает, в сущности, раздвоение самого субъекта и возникновение в его сознании более или менее интенсивной рефлексивной напряженности, которая, в свою очередь, делает для него возможным осознанное отношение к собственной деятельности. Испытуемый преодолевает «связанность с полем» и, таким образом, начинае�� произвольно (разумеется, до известных пределов) управлять течением своих ментальных процессов.

В группе носителей традиционной культуры общая картина психической деятельности предстает совершенно иной. Прежде всего здесь следует отметить, что сама по себе задача обладает для испытуемых этого разряда, по-видимому, лишь минимальным побудительным значением и экспериментатору приходится прибегать к обходным маневрам, чтобы «разговорить» их. Таким образом, в данном случае уже с самого начала ни о какой самостоятельности смыслового «поля» задачи не может быть и речи. Оно сразу же начинает контаминнровать с психологическим ситуационным «полем» эксперимента, протекающего в форме непринужденной беседы. И именно форма беседы рождает у испытуемого соответствующие мотивы, направленные на поддержание совместного разговора с экспериментатором по поводу предложенной задачи.

Эта исходная аффективная окраска опыта радикальным образом сказывается на всем последующем течении психической деятельности традиционного испытуемого. Приводимые протоколы [Лурия 1974, с. 69—79] убеждают, что решение экспериментальной задачи не становится для него операцией, хотя бы в какой-то мере обособленной от психологического «поля» беседы. Оно и дальше продолжает идти в лицах реальных или предполагаемых участников разговора — «ОН», «ТЫ», «Я».


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика