взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.29

Признание именно этих двух положений, отрицающих, с одной стороны, уникальность мифотворческого процесса, а с другой— ориентирующих фольклорное исследование на изучение бессознательных ментальных структур в деятельностном аспекте, должно, по всей видимости, стать тем решающим методологическим основанием, которое позволило бы говорить о формировании третьего подхода к решению интересующей нас проблемы, Надо думать, что, двигаясь в этом направлении, мы скорее всего сумеем преодолеть как формалистические тенденции культурно-антропологического структурализма, так и псевдоисторические толкования обрядовых теорий. И первым шагом на этом пути могла бы явиться предпринимаемая далее попытка построить на материале русской волшебной сказки некоторый исходный вариант порождающей модели фольклорного сюжета. С этой целью вновь обратимся к уже знакомому читателю русскому свадебному обряду, и в частности к одной из важнейших его составляющих — поездке жениха за невестой.

Используя введенную выше терминологию, можно, очевидно, сказать, что сами по себе мотор но-топологические схемы поездки, являясь результатом первичного обобщения пространственных перемещений, еще не содержат в эксплицитном виде «соединительного» смысла. Таковой «поездка» приобретает только в ходе свадебного обряда. Но, наложившись на тему соединения, «поездка» становится возможным объектом многочисленных и закономерных трансформаций на речевом уровне, в частности при ее вхождении в сказку.

Здесь она может превратиться в поиск суженой, похищенной (отделенной) антигероем. Благодаря похищению деятельность сказочного героя приобретает более или менее очевидный «соединительный» смысл. При этом сам поиск в' ряде случаев начинает прямо ассоциироваться с темой соединения — жених находит свою невесту, к примеру, при помощи разматывающегося клубка. «Поездка» может трансформироваться в вертикальное перемещение — тогда герой должен допрыгнуть до невесты, сидящей в высоком тереме, на стеклянной горе и т. п. Наконец, она может быть вообще исключена и заменена решением пространственной задачи — герой должен построить мост, который со-единил бы его дом с дворцом невесты, причем сказка, что принципиально важно, никак не мотивирует поставленную перед женихом задачу наличием естественных препятствий.

Во всех этих случаях трансформации «поездки» идут не по нейтральным, чисто топологическим схемам пространственного перемещения, а по вторичному, «соединительному» смыслу, который она приобрела в ходе свадебного обряда. И этот смысл прямо провоцирует появление в сказке темы преодоления препятствий: задним числом он постоянно актуализирует имманентно присущий «поездке» аспект решения пространственных задач44.

Тенденция, которую обнаруживают вышеприведенные превращения «поездки», достаточно очевидна: нейтральное перемещение в пространстве трансформируется в его преодоле-н и е. Более того, уже здесь намечается отделение «задачи» как

44 Чтобы рельефнее подчеркнуть эту мысль, можно, очевидно, сказать,, что, как это ни парадоксально, но вначале был «мост» и только потом — «река» под ним. Ср. здесь следующую сказочную формулировку «трудной задачи»: «Скажи своему племяннику, чтоб выстроил от своего до моего дома мост хрустальный, между нас чтобы была река молочная и берега кисельные...» и т. д. (Смирнов 1917. Nt 34J.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика