взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.27

Разобранные примеры из русской обрядовой традиции чрезвычайно важны в методологическом отношении. Они призваны показать, что действия, приобретающие обрядовое значение, входят в обряд с уже присущей им смысловой потенцией, определяющейся, как правило, их мотор но-топологически ми схемами. Обрядовая же деятельность поднимает эти схемы на более высокий уровень моторной абстракции и обобщения, выявляя их инвариантные характеристики без речевой артикуляции последних. Обобщение исходных схем действий, достигаемое благодаря ритуальной деятельности, имеет важные последствия для того, как они представлены в сознании. Между деятельности ы-ми образами, которые до этого могли существовать обособленно, прокладываются новые связи, в результате чего обрядовая реальность закрепляется, получая отделенное от деятельности и относительное самостоятельное идеальное соответствие, способное к дальнейшим системным трансформациям. Важно подчеркнуть, что в данном случае реальность закрепляется не в качестве текста, сознательного или бессознательного, а в виде вполне определенной в содержательном отношении ментальной структуры, в виде семантического пучка моторных образов и надстраивающихся над ними мифологических представлений, которые в своей совокупности способны в дальнейшем определить синтагматику и ритуального, и, как мы увидим далее, повествовательного текста.

Вернемся теперь к введенному ранее понятию адекватности ритуального поведения. Чем же определялась она для носителя традиционной культуры? Дело здесь, думается, вовсе не в наличии «бессознательного текста», якобы выступающего в ритуале в качестве сообщения. Сообщением в ритуале является сам ритуал, и только поэтому его и можно рассматривать в качестве коммуникативного акта. Но ритуал — это не просто один из каналов трансляции культуры, о чем постоянно забывают структуралисты. Он одновременно является деятельностью, активно порождающей ментальные парадигматические связи. И лишь поскольку передается от поколения к поколению эта деятельность, передаются опосредованно соответствующие ей ментальные структуры. Последние в конечном счете и будут определять, минуя, естественно, стадию речевого оформления, адекватны ли поведенческие реакции индивида в каждой конкретной ритуальной ситуации или нет.

Устная текстовая деятельность.

Структура наиболее типичной для традиционного общества устной текстовой деятельности аналогична структуре ритуальной и производственной. Ей также чужда идея предшествующего исполнению замысла (идейного, художественного, композиционного и т. п.), речевое оформление которого являлось бы непременным условием порождения текста.

Данное положение, взятое само по себе, представляется в настоящее время достаточно утвердившимся и не требующим дополнительной аргументации. Необходимо, однако, отметить, что это всего лишь негативная характеристика устного творчества, которая, хотя и дает ключ к пониманию ряда существенных его моментов, ничего не говорит о главном—о конкретном «механизме» порождения фольклорного текста. Между тем отсутствие авторского замысла как необходимого элемента устной текстовой деятельности естественно ставит перед исследователями вопрос о том организующем над индивидуальном начале, которое в условиях «текучей», бесписьменной традиции приводит к формированию и закреплению вполне определенных устойчивых сюжетов. И здесь к настоящему времени наметились два основных и принципиально разнящихся друг с другом подхода к данной проблеме.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика