взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.24

Более важным, однако, представляется другое обстоятельство. Благодаря эксплицитному противопоставлению свадьбы похоронам по-иному должен был восприниматься топос невесты, осваивавшийся, как мы видели выше, преимущественно «отрицательными», «дизъюнктивными» действиями. Задним числом он приобретал новые, теперь уже чисто мифологические черты, представая как «нечистое» место, имеющее непосредственное отношение к смерти, как подземный мир мертвых и т. п. Подчеркиваем, к порождению мифологических представлений здесь приводила простая логика действий. Если, к примеру, в топосе жениха становилось адекватным введение молодых в дом с той стороны, откуда выносили покойника, то топос невесты неизбежно начинал ассоциироваться в сознании с темой смерти; если в первую брачную ночь ритуальное значение приобретало отсутствие в помещении для молодых земляной засыпки сверху, то ретроспективно топос невесты вновь наделялся хтоническими чертами, причем сама поездка жениха за невестой могла уже осмысляться теперь как перемещение в вертикальной плоскости, как нисхождение в подземное царство мертвых и т, д. Разумеется, эти мифологические представления никогда не принимали ка-кую-либо законченную вербализованную форму. Они существовали лишь как некоторая потенция, как некоторое поле ассо-виативных связей, определявших адекватность поведенческих реакций. Но от этого они не становились менее действенными. В рассматриваемом конкретно случае данные представления прямо приводили к контаминации свадебной и погребальной тематики, что проявлялось в целом ряде характерных для топоса невесты обычаев: от ношения ею траура на протяжении всей предвенечной обрядности и до прямой инсценировки похорон в доме ее родителей

Анализируя выше русскую свадебную обрядность, мы шли в основном от деятельности к смыслу, пытаясь продемонстриро Ср. ранее об отрицании «отрицательного», выметание в контексте «положительной» свадебной обрядности жениха.

м Ср. с этой точки зрения интересное сообщение А. Максимова [1900, 187] о распространении в конце прошлого века среди девушек Новоторж-«кого уезда обычая косить черные траурные одеяния с рукобитья до венца. Как подчеркивает сам корреспондент, это нововведение последовало вскоре осле того, как жители уезда вообще познакомились с трауром по покойнику {ср. б. а. 1863, с. 7; Толмачев 1863, с. 221; Шереметева 1928, с. 14J.

Когда после первой брачной ночи зять впервые шел к теще на блины (ситуация сама по себе весьма показательная), он мог обнаружить там ряженого покойником, который лежал на лавке под образами [Астров 1905, с. 455].

вать, как в ходе построения адекватного обрядового поведения-формировался первоначальный мотор но-топологический образ; обряда и как в дальнейшем «простая» логика действий могла приводить к порождению сложных мифологических представлений. Сейчас в завершении нашего анализа свадьбы нам предстоит проделать обратный в некотором роде путь, проследив, как возможные преобразования топологического смысла могли определять адекватность наиболее сложных форм обрядового поведения.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика