взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.19

Во всех разобранных выше случаях расширение погребальной обрядности Шло за счет ритуальной маркировки тех действий, чьи схемы пространственных решений сами по себе оказывались адекватными «дизъюнктивной» семантике похорон. Здесь, однако, необходимо подчеркнуть, что «отсоединительный» смысл погребального обряда мог порождать на уровне синтагматики и действия с отчетливо выраженной «соединительной» семантикой. Объясняется это тем, что смысловому инварианту «отсоединения (мертвого от живых)» неизбежно оказывались адекватны «положительные» действия с семантикой «соединения {живых без мертвого)». В русской погребальной обрядности, как и во многих других традициях, таким «положительным» действием был поминальный обед, в котором принимали участие все близкие и родные покойного ш. Надо, правда, признать, что тю ряду причин похоронные поминки все же могли иногда терять свою смысловую прозрачность и включать в себя элементы кормления покойного. Тем не менее и в этих весьма редких случаях продолжала проявляться тенденция к отстранению умершего от участия в совместной трапезе. Она находила выражение и в безусловном запрете печь хлеб до выноса покойника из избы, и в призываниях души покойного к столу лишь после того, как съедено первое блюдо [Юркевич 1853, с. 290], и в самих способах инсценировки кормления души покойного19.

Рассмотренные выше типы поведенческих реакций, за счет которых шло расширение похоронной обрядности, в целом представляются достаточно простыми. Однако уже здесь становится очевидным один весьма существенный признак, характерный для ритуального поведения. Его адекватность 'в отличие от адекватности «традиционной» технической деятельности определяется не столько возможным полем пространственных решений, объективно диктуемых ситуацией (прежде всего орудиями и предметом труда), сколько формирующимся на уровне действий субъективным смыслом, абстрагированным от реальности конкретной топологии. Этот разрыв с пространственной конкретностью имеет принципиально важное значение для всего развития «традиционной» культуры. Как мы попытаемся показать далее на материале русской свадебной обрядности, именно он открывает возможность для целого ряда глубоких преобразований моторного смысла, что в конечном итоге приводит к порождению чисто вербальных представлений, лишенных каких бы то ни было пространственных признаков.

Для того чтобы сразу же проникнуть в «логику» свадебной обрядовой деятельности, начнем ее разбор с уже затронутой ранее темы выметания. Присущая этому действию «дизъюнктивная» семантика делала его совершенно неадекватным «положительной» направленности свадебного обряда, призванного соединить брачащиеся стороны. В первую очередь это проявлялось в широко распространенном запрете подметать избу в день свадьбы и особенно во время брачного пира [Зеленин 1915, с. 545, 744, 771; Гагенторн 1926, с. 177; Мансуров 1930, с. 39]. В ряде мест запрет на выметание сора мог трансформироваться в «положительное» сорение. Причем иногда итоговая трансформация оставалась где-то на индивидуально-бытовом уровне, как в случае нарочитого лузгания семечек на пол [ср. Гагенторн 1926, с. 177], но иногда она приобретала очевидные обрядовые формы, к примеру — на время свадьбы разбрасывать в избе жениха по лолу солому «ради богатой жизни молодоженов» [Лебедев 1853, с. 188; Смиречанский 1871, с. 113; Синицын 1921, с. 77; Мыльникова, Цинциус 1926, с. 153].


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар
Difron H372- Цетаноповышающая присадка Присадки для дизельного и печного топлива. Difron 389 - Депрессорно-диспергирующая присадка.

Яндекс.Метрика