взлом
Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.15

В ходе решения этой задачи центральными для нас будут два вопроса. Первый из них непосредственно связан с основным постулатом культурно-антропологического структурализма о произвольности соотношения между означающим и означаемым. Это положение, нуждающееся, по-видимому, в определенных ограничениях и в области лингвистики, откуда оно было заимствовано, оказывается абсолютно неверным для ритуала. Как мы увидим ниже, значение, которое приобретает то или иное действие внутри этой семиотической системы, предопределено заранее присущей самому действию смысловой потенцией. С этой точки зрения ритуальная деятельность предстает не как процесс объективации ментальных структур, для которых реальный мир является лишь пассивным строительным материалом [ср. Леви-Стросс 1967, с. 207], а как активный процесс построения адекватного ритуального поведения, рождающегося на стыке семантической потенции действия и общей оценки ритуальной ситуации, прагматический смысл которой обычно хорошо осознается и легко вербализуется информантами.

Второй принципиально важный для нас вопрос касается общераспространенной трактовки представлений в связи с традиционной ритуальной деятельностью. В основе практически всех спекуляций на этот счет лежит твердое, хотя и редко высказываемое убеждение, что представления всегда прини-мают более или менее фиксированную форму вербализованных

1 Не случайно, что, с точки зрения этих исследователей, весь процесс исторического развития культуры сводится к самораскрытию «универсальных логических структур», объективирование которых в ритуально-мифологической или научной форме зависят от в общем-то чисто случайных внешних условий [ср. Левн-Стросс 1966, с. 408).

8 Подробное изложение основных методологических установок «эмпирического» направления можно найтн в работах: [Гуди 1962; Барт 1975].

суждений 10 и лишь благодаря этому они приобретают способность влиять на ритуальные нормы традиционного социума. Подобная интерпретация, вполне естественная для носителя высокоразвитой речевой культуры, оказывается в данном случае совершенно некорректной. Далее мы попытаемся показать, что представления, соотносимые с ритуальной деятельностью, не противостоят последней как феномены чистого, внеконтекстного вербального мышления, а непосредственно вплетены в нее: и с точки зрения их порождения, и с точки зрения трансляции они входят в эту деятельность в качестве конкретной по содержанию динамической ментальной структуры, в качестве конкретного и в то же время вероятностного поля асооциативных связей, определяющих адекватность поведенческих реакций.

Как можно легко заметить, оба подлежащих рассмотрению вопроса касаются, хотя и с разных сторон, общей проблемы формирования субъективного смысла в ходе построения адекватного ритуального поведения. Чтобы раскрыть наиболее существенные закономерности этого процесса, обратимся к фактам конкретной обрядовой традиции, а именно русской крестьянской патриархальной традиции XIX—начала XX в. Выбор материала обусловлен в данном случае не только доступностью самого широкого круга источников, подчас совершенно уникальных по детальности своих описаний, но и тем чрезвычайно важным для нас обстоятельством, что моделирование процессов а к-тивного построения обрядового поведения основывается, таким образом, на материале, который, согласно общепринятым исследовательским установкам, казалось бы, полностью исключает саму возможность подобного подхода. Практически все исследователи русской обрядовой традиции видят в ней простое воспроизведение возникшего в отдаленном прошлом готового образца для подражания, чей изначальный смысл давно был забыт последующими поколениями. Не будем, однако, заранее постулировать наличие в прошлом ее творческого первообраза и попытаемся показать, что даже в случае такой твердо устоявшейся и глубоко «забытой» традиции все же возможно говорить об активном выстраивании обрядового смысла, причем непосредственно внутри самой обрядовой деятельности, в момент ее непосредственного синтагматического развертывания.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒
 
 
 
 


Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее