взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.11

Ритуальная деятельность.

Характернейшая черта производственной деятельности в бесписьменном обществе — ее автотранслируемость — в не меньшей степени присуща и ритуалу. Он также является и прагматическим и информационным действием одновременно.

О прагматизме в данном случае приходится говорить хотя бы на том основании, что ритуал всегда совершается с какими-то вполне определенными целями, реализация которых, с точки зрения 1|Л1дицииияин5 «вциума, является столь же необходимым условием для поддервания жизни, как и производственная деятельность. И подобно тому как последняя в силу очевидной прагматичности не требует для себя мотивировок, отделенных от действенного контекста, не требует их и ритуал. В обоих случаях конечным оправданием того или иного способа действий служит тривиальная (для нас) ссылка на положительный опыт предков, т. е. на ту же, хотя и прошлую, реальность.

Выделение второго аспекта ритуальной деятельности, информационного, связано прежде всего с тем, что основным каналом ее передачи от поколения к поколению выступает сам ритуал. Процесс овладения ребенком важнейшими формами ритуального поведения в значительной степени непосредственно вплетен в повседневную жизнь традиционного общества. Приобщаясь с первых лет жизни к производствен но-бытовой деятельности взрослых, он одновременно начинает усваивать и сопровождающие ее обряды. Ребенок видит их, моделирует в своих играх, а нередко и прямо принимает посильное участие в этих обрядах3. В результате такого обучения уже шести-восьмилетние дети в ряде традиционных культур оказываются способными к самостоятельному отправлению некоторых примитивных форм культа [Миллер 1928, с. 124].

Таким образом, до формального приобщения ребенка к ритуальному миру взрослых его обучение носит в основном наглядный, ситуативный характер. Картина не меняется и после прохождения им обряда посвящения. Усвоение ритуальных форм поведения и в этом случае сопряжено с его непосредственным участием в обряде; техника обучения и здесь опира��тся не на внеконтекстный рассказ, а на показ (или рассказ), но в контексте конкретного ритуального действия4. Это приводит к тому, что транслируемая через ритуал информация остается нерас-члененной, «сырой»; прошлый ритуальный опыт передается в виде некоторой последовательности действий, включающей субъекта, норму, мотив и т. п. как единый комплекс, ситуацию [ср. Левада 1965, с. 108—112].

Уже одно только наличие подобного симпрактического информационного канала позволяет предполагать, что в ритуальной жизни бесписьменного общества нет места для категориальной, внеконтекстной речи; она не становится здесь обособленной системой кодов, выйдя за рамки ситуативности. Решающим доводом в пользу этого предположения может, очевидно, служить отмечаемая практически всеми этнолога ми-полевика ми крайне ограниченная способность носителей традиционной культуры к вербальному выражению ритуального действия, и в пер-вую очередь того, что касается интерпретации его смысла.

3 О наглядном характере обучения ритуальной деятельности в бесписьменном обществе см. подробнее: [Миллер 1928, с. 124, 137—138, 140—150, 221 и сл. См. также литературу, приведенную в примеч. 4].


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика