взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.109

Предчувствуемый Раскольниковым отрицательный результат эксперимента ни в коей мере не нарушил монологической замкнутости его рефлексивного пространства. Критерии самооценки Раскольникова и после совершения преступления продолжали оставаться прежними, и по-прежнему его самосознание, «окалеченное» европейской мыслью, способно было вместить в себя чужое страдание лишь в качестве абстрактного п отвлеченного от конкретного человека понятия ,3. «Наполеоновская» идея, изживая в Раскольникове изначально присущую ему непроизвольную и естественную отзывчивость, продолжали препятствовать тому, чтобы чужое страдание — и именно в живом его проявлении — стало фактом самосознания Раскольникова, восприняв функцию диалогической ауторефлексивной позиции, формирование которой только и могло создать предпосылки для вынесения себе однозначного и нерелятивистского нравственного приговора. Но в этом, собственно говоря, и заключалась объективная сторона трагедии Раскольникова. До тех пор, пока «отвлеченная» «наполеоновская» идея сохраняла в его самосознании доминирующее значение, совесть его при самом строгом суде не могла обнаружить, как пишет Достоевский, «никакой особенно ужасной вины в его прошедшем, кроме разве простого промаху»14. Для Раскольникова по-преж нему оставалось недоступным то особое мироощущение, которое, по Достоевскому, составляло национально-самобытную черту русского народа с его безусловным признанием за собой греховного начала и вытекающей отсюда потребностью страдания ради чужого лица. «Отвлеченная» идея продолжала препятствовать возвращению Раскольникова на родную «почву», которое писателем понимается прежде всего как возвращение русского образованного человека к своей истинной жизненно-характерологической сути, как нравственное его воскресение в чувстве общности с другими людьми.

События, сопутствовавшие духовному перевороту Раскольникова в каторге, излагаются в эпилоге «Преступления и наказания» с почти что конспективной краткостью и в непосредственно авторской перспективе. По мнению М. Бахтина, условно-монологический эпилог романа, неся на себе очевидный отпечаток публицистических пристрастий писателя к отдельным идеям и образам, диссонировал с общей художественной логикой полифонического замысла Достоевского [ср. Бахтин 1979, с. 106]. Думается, однако, что в данном случае говорить о каком-либо диссонансе не приходится вовсе. В «Эпилоге» писатель лишь с большей степенью наглядности обнаружил для читателя свое собственное понимание нравственной природы русского человека, то самое понимание, на основе которого уже изначально покоилась 'вся образно-семантическая система его романа. Более того, в некотором смысле условно-монологический характер «Эпилога» был, как это ни покажется парадоксальным, предопределен самими диалогическими художественными установками Достоевского. Если в его творчестве—и на этом совершенно справедливо настаивал М. Бахтин — самосознание литературного героя становилось исключительной доминантой построения художественного образа, то процесс изменения самосознания (как в случае с Раскольниковым) не мог получить сколько-нибудь адекватного синхронного освещения изнутри этого самосознания и требовал для своего отображения введения внешне-объектной системы координат, которая и обнаруживается в эпилоге «Преступления и наказания».


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар
Для перевозки Вашего негабаритного груза у нас есть различного вида низкорамники Компания М-Рент давно работает на рынке перевозки спецтехники, у нас есть разрешения на транспортировку негабаритных грузов по всем направлениям России, а также на въезд в центр Москвы. Мы осуществляем услуги перевозки спецтехники массой до 120 тонн. Благодаря хорошему качество работ и недорогим ценам мы имеем большое количество постоянных клиентов среди строительных фирм России, и всегда рады новым клиентам.

Яндекс.Метрика