взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.108

Проявляться эта способность могла в принципе по-разному. И если у более непосредственного и целостного Разумихина она сказывалась скорее в действии, определяя, к примеру, характер его отношения к Авдотье Романовне, если у Порфирия она выступала уже в форме завершенной рефлексивной самооценки 10, которая, впрочем, ничуть не препятствовала его профессиональной деятельности, то у Свидригайлова она достигала крайней степени глубины, парализуя всякую волю к жизни и приводя ею 'В конце концов к физическому самоуничтожению. В этом ряду Свидригайлов оказывается наиболее интенсивным выражением данного типа самосознания — правда, и в наиболее деструктивном его аспекте. Наряду с Соней Мармеладовой, являвшей собой столь же интенсивное выражение, но уже положительных сторон диалогизированного субъективного пространства, он становится основным протагонистом Раскольникова, причем не просто по сюжетно-фабульной линии романа скажем, Порфирий), а именно по его образно-семантической линии, прямо отражавшей все идеологические пристрастия автора.

Здесь, на этом уровне полифонического текста, и Свидригай-лов и Соня со всей определенностью противостоят Родиону Раскольникову как два крайних и в то же время наиболее последовательных проявления жизненно-характерологической сути русского человека, который и в самом великом подвижничестве, и в самом отчаянном пороке сохраняет безусловную способность к негативному переживанию собственного «Я»11. И только здесь во всей полноте и непосредственности раскрывается авторское понимание истинной природы трагедии Раскольникова: это трагедия русского образованного человека, чье «подпольное» самосознание, будучи деформировано западной «наполеоновской» идеей, потеряло исконно присущие ему ценностные ориентиры.

Раскольников — весь рефлексия, и в этом плане он, так же как и Свидригайлов, абсолютный антагонист Петра Петровича Лужина, самовлюбленного русского-иностранца. Однако в отличие и от Свидригайлова, и от Сони Мармеладовой рефлексивная позиция Ра��кольникова формируется не в связи с его отношением к другому лицу (причем в данном случае в принципе неважен характер этого отношения), а в овязи с его глубоко индивидуалистической идеей, отвлеченной от любого конкретного человека и уже заключающей в себе искаженный критерий самооценки личности — ее способность к реализации самой этой идеи. Субъективное рефлексивное пространство замыкается таким образом на себе самом, и если теперь негативное переживание собственного «Я» и становится возможным для Раскольникова, то только в том случае, когда это «Я» проявило очевидное несоответствие «наполеоновской» идее.

Идея требовала переступить через чужую жизнь без рефлексии, «без всякой,— как выражается Раскольников,— задумчивости». Однако сам он сознает, что не способен отрешиться от мучающих его вопросов, от внутр!еннего диалога с собой. Убийство «без казуистики», на которое решается Раскольников,— это последняя его попытка уйти от себя, попытка стряхнуть с себя «всю муку всей этой болтовни» и доказать себе свою адекватность «наполеоновской» идее 12.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика