взлом

Историческое развитие культуры(Романов В.Н) стр.10

И, несмотря на это, план все же есть, только представлен он не на вербальном уровне, а на уровне общих схем предметных действий, по отношению к которым каждое конкретное плавание является их реализацией или трансформацией. Такой «действенный» план непосредственно вплетен в саму конкретную деятельность и не актуализируется вне ее. Это позволяет объяснить один любопытный факт, приводимый Т. Глэдвином. Речь идет о распространенном среди аборигенных мореходов представлении о «плавающих островах». Считается, что если навигатор в открытом море держит верный курс, то движется не его каноэ, а остров (движение каноэ допускается только в случае его отклонения от курса). Как подчеркивает сам Т. Глэдвин, аборигенные мореходы принимают без рассуждений все познавательные предпосылки для подобных утверждений, несмотря на их явную нелепость с точки зрения европейца, который исходит из того, что плавание есть процесс, в котором фиксировано все, за исключением самого мореплавателя [Глэдвин 1970, с. 181].

Но почему же аборигенный навигатод.яе видит ничего- нелепого в представлении о «движущихся йстроайя»? ДйЛо здчеь.

по-видимому, заключается в том, что структура традиционной деятельности, предполагающей наличие лишь симпрактического плана, препятствует мореходу взглянуть на себя со стороны, абстрагироваться от непосредственного действенного контекста. Последний же, как это ни парадоксально, прямо способствует возникновению столь «нелепых» представлений. В открытом море отсутствуют постоянные точки отсчета, которые ясно указывали бы на движение каноэ. Более того, вся техника ночного мореплавания строится на том, что перцептивно воспринимаемое пространственное соотношение каноэ и звезд должно оставаться неизменным. Таким образом, когда навигатор плывет в открытом море, его непосредственное чувственное восприятие не только не наталкивает его на мысль, что движется именно каноэ, но убеждает скорее в обратном — в его неподвижности. Отсюда остается только один шаг до представления о «движущихся островах». И этот шаг абориген проделывает тем более легко, что ничто не препятствует ему в этом. Европейца в подобной ситуации данные восприятия не могут ввести в заблуждение, поскольку вербализованный (пусть даже в самой общей форме) образ плавания постоянно разрушает иллюзию неподвижности. Отсутствие же такового у аборигенов не позволяет им выйти за пределы субъективно воспринимаемого мира, совершив своеобразную «коперниковскую революцию» в миниатюре.

Итак, поднимаясь по ступеням сложности предметной, орудийной деятельности в бесписьменном обществе, мы не смогли обнаружить чего-то такого, что противоречило бы нашему исходному предположению о том, что в этом обществе производственная практика не требует вербализованного образа в качестве необходимой своей предпосылки. Как было показано на примере высокоорганизованной аборигенной техники мореплавания, выделение речи в качестве самостоятельной системы кодов, эмансипации слова от практики не происходит даже в том случае, когда предметная деятельность требует предварительного обучения в «школе». Таким образом, правомерным, по всей видимости, будет заключение, что в этой сфере общественной жизни традиционного социума речь сохраняет контекстный, сим-практнческий характер, не превращаясь в самостоятельного носителя всего трудового процесса.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒


 
 
 
 
Положение о централизованной системе детских библиотек
подробнее

Правила пользования детской библиотекой
подробнее

Интересные детские книги
подробнее

Читаем детские журналы
подробнее

Внимание! Конкурс
подробнее

Семейное чтение
подробнее

Библиотечный калейдоскоп (приглашает детская библиотека)
подробнее

Читаем классику
подробнее

Библиотечные уроки
подробнее

Писатели Приморья для детей
подробнее


Виртуальный Фьонавар

Яндекс.Метрика